Свидетельства

Лиллан Алефельд-Лаурвиг, его подруга

« С тех пор как ты покинул земную сцену и ушел в незнакомый мне мир, но где ты, без сомнения, нашел место соответствующее твоей славе, я ежедневно ощущаю желание выразить тебе мою признательность за то право, которое ты мне дал – разделить с тобой тридцать лет жизни, пролетевшие, как нереальное и мимолетное мгновение. Помимо насыщенности чувств, которое несло твое искусство и его мировое признание, я больше всего ценила разносторонность твоей личности: твою чувствительную и щедрую душу, как в личной, так и в общественной жизни, и благородство твоего сердца, которое было выше всяких человеческих дрязг. Я никогда не забуду слов, которые незадолго до кончины ты мне прошептал с такой нежностью и смелостью:
«Я не боюсь смерти,
Я никогда не спекулировал,
Я просто любил!»
Мой дорогой Серж, в тени или на свету, ты всегда оставался благородным».
2016-11-11T11:42:44+00:00
« С тех пор как ты покинул земную сцену и ушел в незнакомый мне мир, но где ты, без сомнения, нашел место соответствующее твоей славе, я ежедневно ощущаю желание выразить тебе мою признательность за то право, которое ты мне дал – разделить с тобой тридцать лет жизни, пролетевшие, как нереальное и мимолетное мгновение. Помимо насыщенности чувств, которое несло твое искусство и его мировое признание, я больше всего ценила разносторонность твоей личности: твою чувствительную и щедрую душу, как в личной, так и в общественной жизни, и благородство твоего сердца, которое было выше всяких человеческих дрязг. Я никогда не забуду слов, которые незадолго до кончины ты мне прошептал с такой нежностью и смелостью: «Я не боюсь смерти, Я никогда не спекулировал, Я просто любил!» Мой дорогой Серж, в тени или на свету, ты всегда оставался благородным».

Иветт Шовирэ, прима-балерина Парижской оперы

«Его хорошее настроение, энтузиазм, терпение, удивительное обаяние, магнетизм заставляли нас отдавать все самое лучшее танцу, не считаясь со временем. Мы жили в атмосфере постоянного творческого поиска. Все это позволило сохранить о нем самые теплые и уважительные воспоминания. Мэтр остается великим хореографом, автором славного периода величия французского балета».
2016-11-11T11:43:31+00:00
«Его хорошее настроение, энтузиазм, терпение, удивительное обаяние, магнетизм заставляли нас отдавать все самое лучшее танцу, не считаясь со временем. Мы жили в атмосфере постоянного творческого поиска. Все это позволило сохранить о нем самые теплые и уважительные воспоминания. Мэтр остается великим хореографом, автором славного периода величия французского балета».

Лисетт Дарсонваль, прима-балерина Парижской оперы

«Серж Лифарь был для меня идолом и гением. Будучи еще очень юной, я стала его ученицей, а затем была партнершей в течение многих лет. Я восторгалась всеми его постановками. У него был дар подчеркивать индивидуальность своих партнеров. Его неоклассический стиль стал балетной школой, среди его последователей можно назвать Ролана Пети, Мориса Бежара, Франсуазу Ардэ, Клода Бесси и многих других».
2016-11-11T11:44:05+00:00
«Серж Лифарь был для меня идолом и гением. Будучи еще очень юной, я стала его ученицей, а затем была партнершей в течение многих лет. Я восторгалась всеми его постановками. У него был дар подчеркивать индивидуальность своих партнеров. Его неоклассический стиль стал балетной школой, среди его последователей можно назвать Ролана Пети, Мориса Бежара, Франсуазу Ардэ, Клода Бесси и многих других».

Шарль де Голль, президент Франции

«В момент прощания с Парижской Оперой, которой Вы посвятили всю свою творческую деятельность в течение стольких лет на благо и славу нашего Национального балета, я хочу вновь выразить Вам мой восторг Вашим талантом и поблагодарить за личное участие, которое Вы принимали в распространении престижа французской культуры за рубежом».
2016-11-11T11:44:55+00:00
«В момент прощания с Парижской Оперой, которой Вы посвятили всю свою творческую деятельность в течение стольких лет на благо и славу нашего Национального балета, я хочу вновь выразить Вам мой восторг Вашим талантом и поблагодарить за личное участие, которое Вы принимали в распространении престижа французской культуры за рубежом».

Жозеф Кессель, французский писатель

« Представьте себе юнца, который заявляет, что ему 18 лет, а выглядит на 15: худое и крепкое тело с еще детскими плечами, матовое раскосое лицо татарина, живые, ласково-весёлые зеленые глаза молодого щенка, которого все забавляет.… В его жестах живет та неожиданность, которую еще не стёрло время. Улыбка пленяет доверчивостью.… И на всем этом – наивность, радость, победа».
2016-11-11T11:56:00+00:00
« Представьте себе юнца, который заявляет, что ему 18 лет, а выглядит на 15: худое и крепкое тело с еще детскими плечами, матовое раскосое лицо татарина, живые, ласково-весёлые зеленые глаза молодого щенка, которого все забавляет.… В его жестах живет та неожиданность, которую еще не стёрло время. Улыбка пленяет доверчивостью.… И на всем этом – наивность, радость, победа».

Жан Жироду, французский драматург

«Это, без сомнения, Вы, Лифарь, наиболее близки к тому, чем мог бы быть подлинный танец греков…. »
2016-11-11T11:57:32+00:00
«Это, без сомнения, Вы, Лифарь, наиболее близки к тому, чем мог бы быть подлинный танец греков…. »
Paul Valéry

Поль Валери, французский поэт

«Может ли балет существовать без музыки? Идея Лифаря сильна, так как она столкнулась с правдой. И что для меня еще более удивительно, так это то, что я начал писать стихи, которые рождаются исключительно из ритма.… Ноги танцора умеют не только говорить, писать, но также и думать…. »
2016-11-11T11:59:09+00:00
Paul Valéry
«Может ли балет существовать без музыки? Идея Лифаря сильна, так как она столкнулась с правдой. И что для меня еще более удивительно, так это то, что я начал писать стихи, которые рождаются исключительно из ритма.… Ноги танцора умеют не только говорить, писать, но также и думать…. »
Louis Jouvet

Луи Жуве, французский режиссер

«Браво, я вам аплодировал от всего сердца, и был счастлив вашим успехом. Все, что вы делаете настолько искренне, правдиво, волнующе и так ново! С большим нетерпением жду вашего Голого короля».
2016-11-11T11:59:46+00:00
Louis Jouvet
«Браво, я вам аплодировал от всего сердца, и был счастлив вашим успехом. Все, что вы делаете настолько искренне, правдиво, волнующе и так ново! С большим нетерпением жду вашего Голого короля».

Жан Кокто, французский писатель

«Каждый раз, когда Лифарь танцует, я вижу кровь; его колени поранены, его рот это рана, его вены открываются. Он буквально обливается, но не красной кровью, которую толпа или семья быстро прячет под бельем, а той душевной кровью, потеря которой нас истощает и которая зовется пот любви.…Когда к этому сверхъестественному дару, как стигмат, добавляется грация юности, тогда сам танец, достаточно смешное искусство, вновь обретает свой возвышенный и благоговейный характер…. »
2016-11-11T12:00:27+00:00
«Каждый раз, когда Лифарь танцует, я вижу кровь; его колени поранены, его рот это рана, его вены открываются. Он буквально обливается, но не красной кровью, которую толпа или семья быстро прячет под бельем, а той душевной кровью, потеря которой нас истощает и которая зовется пот любви.…Когда к этому сверхъестественному дару, как стигмат, добавляется грация юности, тогда сам танец, достаточно смешное искусство, вновь обретает свой возвышенный и благоговейный характер…. »

Serge Lifar by Attilio Labis (November 2001)

A great name in the dance world and a great master for those who had the privilege of navigating through their art under his benevolent guidance…
An inspired choreographer and a consummate artist.

A performer who was transfigured by the figures that he personified.
When he played Napoleon, he was Napoleon. When he played a pharaoh, he was a pharaoh, and in Icarus he burned his wings in the sun and symbolically died on the earth, consumed by the ambition to exceed human potential… In this connection, we could speak of his mystical side, which might go unnoticed by those who knew him only superficially, for in these moments of transfiguration, he was overwhelmed by the fact of having another, impalpable inner life. At such times he lived inwardly, detached from the world. During a tour in Egypt, we were both inside a pyramid and contemplating the room that had contained the sarcophagus of a pharaoh. Since Lifar was not saying anything, apparently lost in the mystery of the place, I broke the silence and said: “Your place is here, master”. He looked at me and replied: “”Do you think so, Labis, do you think so?” At that moment, he was the pharaoh. We see a person according to our own criteria and memories.

Personally, I have the memory of a charming, kind and good-natured person, sometimes touchingly so. He had a poetic way of talking about the dance, like the feel of the tip of a dancer’s toe on the ground. We talk of classical ballet, a universal art… he attached a great deal of importance to the rise of this French invention called classical ballet, which he emphatically sublimated.

One day, he told me that the “Italians and Russians have interesting temperaments for the dance [he meant the extremes that characterise great sensitivity and a passionate, at times, uncontrollable expression], but you, the French, you have something that is rare and that no one else has: that is, a sense of measure”. He was obviously not talking about music, but of the precise gesture, where it has to be in order to maintain balance and the sense of movement. He had a genius for never forgetting himself when he wrote a dedication. He once dedicated a superb photograph from his Gisèle of the 1930s “To Attilo Labis, a magnificent Albert Loïs in the Lifarian tradition”. It was a generous compliment for me, but also for himself…

Lifar was scientist of the stage, with a perfect knowledge of the artists who had to be in such or such a role. And if he was upset when the dancers had botched their entrance or lacked musical feeling, he would say—and this was the supreme insult—”Go dance in Angoulême!” In his eyes, Angoulême was the worst of all provinces, yet, one day several years later, during a trip of the Paris Opera, he performed in Angoulême. Lifar stands for developing instinct before thought, aesthetics before placement, combined with knowledge and the mastery of his art.
2016-10-04T08:21:57+00:00
A great name in the dance world and a great master for those who had the privilege of navigating through their art under his benevolent guidance… An inspired choreographer and a consummate artist. A performer who was transfigured by the figures that he personified. When he played Napoleon, he was Napoleon. When he played a pharaoh, he was a pharaoh, and in Icarus he burned his wings in the sun and symbolically died on the earth, consumed by the ambition to exceed human potential… In this connection, we could speak of his mystical side, which might go unnoticed by those who knew him only superficially, for in these moments of transfiguration, he was overwhelmed by the fact of having another, impalpable inner life. At such times he lived inwardly, detached from the world. During a tour in Egypt, we were both inside a pyramid and contemplating the room that had contained the sarcophagus of a pharaoh. Since Lifar was not saying anything, apparently lost in the mystery of the place, I broke the silence and said: “Your place is here, master”. He looked at me and replied: “”Do you think so, Labis, do you think so?” At that moment, he was the pharaoh. We see a person according to our own criteria and memories. Personally, I have the memory of a charming, kind and good-natured person, sometimes touchingly so. He had a poetic way of talking about the dance, like the feel of the tip of a dancer’s toe on the ground. We talk of classical ballet, a universal art… he attached a great deal of importance to the rise of this French invention called classical ballet, which he emphatically sublimated. One day, he told me that the “Italians and Russians have interesting temperaments for the dance [he meant the...
Louis Jouvet

Луи Жуве, французский режиссер

Браво, я вам аплодировал от всего сердца, и был счастлив вашим успехом. Все, что вы делаете настолько искренне, правдиво, волнующе и так ново! С большим нетерпением жду вашего Голого короля
2016-10-04T08:19:24+00:00
Louis Jouvet
Браво, я вам аплодировал от всего сердца, и был счастлив вашим успехом. Все, что вы делаете настолько искренне, правдиво, волнующе и так ново! С большим нетерпением жду вашего Голого короля